Проход по ссылкам навигации

Проведено комплексное исследование культа святых в сибирском исламе

В ходе проведенного исследования всесторонне рассмотрены основные компоненты культа святых в сибирском исламе: традиционные представления о древних миссионерах (йахшилар, аулийалар, амбийалар, хайбиреннер), распространивших исламскую веру среди сибирских язычников, погибших в борьбе с ними и похороненных на местах нынешнего расселения сибирских татар; почитание мест этих легендарных захоронений (астана) и паломничество к ним; представления о персонажах мусульманской мифологии, получивших в традиционной религии народную, фольклорную форму и функции, а также культ внеисламских по происхождению религиозно-фольклорных образов, например духов-хозяев местности, промысловых покровителей и т.д.

Исследование направлено на выявление общих и особенных черт в функционировании данного культа, диалектического взаимодействия универсальных и регионально-специфических его элементов, раскрытие в данном компоненте религиозной культуры явлений общего, универсального характера, объединяющих религиозные общины мусульман Сибири с аналогичными общинами всего исламского мира, и явлений особенных, характерных только для Сибирского региона.

В итоге были получены выводы, согласно которым соотношение универсального и особенного в культе святых в сибирском исламе может быть выражено через диалектическое взаимодействие общей формы и специфического содержания. К универсальным явлениям следует отнести процесс и основные «движущие силы» формирования культа святых. Начало распространения культа в Сибири относится ко времени исламизации Золотой Орды и постзолотоордынских государств, и по своим результатам и культурным последствиям эти явления вполне сопоставимы. Общемусульманский характер носит и состав основных компонентов культа святых, получивших развитие на территории Сибири: почитание памяти святых праведников; периодическое или окказиональное паломничество к их могилам-мавзолеям; роль и функции особого штата людей, прежде всего смотрителей-караулче; традиция использования в ритуальной практике специальных рукописных памятников.

Особое место занимают общеисламские персонажи – Занги-Ата, Хаким-Ата, Хазыр-Илйас, Айша-Фатима, Хасан-Хусейн и др., мифологические представления о которых распространены практически везде в исламском мире. В том же качестве эти образы присутствуют в религиозном сознании и культовой практике сибирских мусульман.

Специфика рассматриваемого культа состоит в частных проявлениях универсальных феноменов. Мусульманские святилища рассматриваются верующими как глубоко местный, локальный культовый комплекс, а захороненные святые подвижники духовно связаны именно с местной религиозной общиной. Внешне это отразилось в архитектурной специфике местных мавзолеев, в частности в оформлении их в виде деревянных многоугольных срубов.

Анализ мифологических образов, проведенный по специально разработанной схеме, позволил выявить архаическую первооснову, показать эволюцию воззрений сибирских татар и их метафизическую синкретичность.

В результате привлечения сравнительного материала о бытовании того или иного мифологического образа у других народов (в основном участвовавших в сложении этнокультурного облика сибирских татар) было определено, что пандемониум сибирских татар относится к сибирскому, северному варианту, характерному для народов, у которых преобладают присваивающие формы хозяйственной деятельности и скотоводство. Например – для хантов, манси, селькупов и т.д.

Среднеазиатские же персонажи, закрепившиеся в демонологии сибирских татар, связаны лишь с отдельными производящими отраслями хозяйства, в частности с животноводством.

При изучении мифологических образов в контексте мусульманской религии удалось выяснить что, во-первых, мусульманство, повлиявшее на мировоззрение сибирских татар, не подчинило себе целиком весь круг мифологических персонажей, и многие из них сохранили свою архаичную форму; во-вторых, установлено, что те персонажи, на которых ислам все-таки оказал влияние, получили свою специфическую местную окраску и по функциям отличаются от многих образов, бытующих с подобными названиями в мировоззрении ряда других народов, также подвергшихся исламизации.

Основные публикации

Корусенко М.А. Имчы, куремчы, базыхчы/сихерчы (лекарь, «видящий», ведьма, колдун) в традиционных представлениях сибирских татар (вторая половина XX – XXI в.): к исследованию образов // Народная культура Сибири: (мат-лы XX науч.-практ. семинара Сибирского регионального вузовского центра по фольклору). – Омск: Изд-во Ом. гос. пед. ун-та, 2011. – С. 84–88.

Корусенко М.А. Душа/жизненная сила в традиционных представлениях западносибирских татар: проблема исторического генезиса // Вестн. Том. гос. ун-та. История. – 2013. – № 4 (24). – С. 57–62.

Корусенко М.А., Диянова А.М. Традиционное мировоззрение барабинских татар во второй трети XX – начале XXI в.: представления о духах-хозяевах «чужих» пространств // Вестн. археологии, антропологии и этнографии. – 2012. – № 1 (16). – URL: http://www.ipdn.ru/rics/va/index.htm.

Корусенко М.А., Ожередов Ю.И., Ярзуткина А.А. Мифология сибирских татар в символах образов и вещей (опыты прочтения). – СПб.: Петербург. востоковедение, 2013. – 256 с. (Тр. Музея археологии и этнографии Сибири Том. гос. ун-та; т. V).

Селезнев А.Г. Исламские культовые комплексы астана в Сибири как иеротопии: сакральные пространства и религиозная идентичность // Вестн. археологии, антропологии и этнографии. – 2013. – № 2 (21). – С. 111–119.

Селезнев А.Г., Селезнева И.А. Тюрмитякская астана (К изучению культа святых в сибирском исламе) // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. – Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2008. – Т. 14. – С. 367–370.

Селезнев А.Г., Селезнева И.А. Концепт астана и культ святых в исламе // Тюркологический сб. 2007–2008. – М.: Вост. лит., 2009. – С. 338–359.

Селезнев А.Г., Селезнева И.А. Общение во сне: смотрители за священными могилами в сибирском исламе // Сибирский сборник-1: Погребальный обряд народов Сибири и сопредельных территорий. – СПб.: МАЭ РАН, 2009. – Кн. 1. – С. 39–49.

Селезнев А.Г., Селезнева И.А. Ритуальные практики в сибирском исламе: элиты, книги, сны // Традиционная культура. – 2013. – № 3. – С. 120–132.

Селезнев А.Г., Селезнева И.А., Белич И.В. Культ святых в сибирском исламе: специфика универсального. – М.: Изд. дом Марджани, 2009. – 216 с.

Ярзуткина А.А. Ритуалы достатка: Традиционные земледельческие, скотоводческие и промысловые культы сибирских татар. – СПб.: Петербург. востоковедение, 2012. – 320 с.

Seleznev A. Astana: the Sacred Places within a Cult of Saints in Siberian Islam // International Conference on Islamic Civilization in Central Asia. Abstracts. – Istanbul, 2007. – P. 84.

Selezneva I., Seleznev A. Astana: the Sacred Places within a Cult of Saints in Siberian Islam // Islamic Civilization in Central Asia. – Istanbul: Research Center for Islamic History, 2010. – Vol. 2. – P. 335–348.